Вы находитесь: » » УЖАСЫ ХАРЬКОВА
6-05-2010, 15:18, просмотров: 1865, Раздел: Литературная страница    
1. «Душегубка» на Пушкинской

Остались только на полотнах
Девчонки в сапогах, пилотках
И с верою на юных лицах:
Тем страшным дням – не повториться?

…Мы, наши младшие подружки –
Сегодня дряхлые старушки
В боях фашистов побеждали,
Лишенья, голод испытали,
Здоровьем, жизнью рисковали,
Среди убитых выживали,
О светлом будущем мечтали,
Из пепла Харьков поднимали.

Другие времена настали:
Нас всех, как липок, ободрали,
Что строили – у нас забрали.
Мы вам без боя всё отдали!
В награду – «льготчиками» – стали.

Нам все условия создали:
Трамваи с Пушкинской убрали,
Чтоб потихоньку ковыляли,
Чтобы врачам не докучали
И поскорее вымирали.

А чтоб войну не забывали,
Её картины воссоздали.
Вновь старики и ветераны
Всё вспомнили, – заныли раны:


В начале Пушкинской – воронка
От «вражьей бомбы-многотоннки».
Подальше – «виселицы» в ряд,
Как те, где вешали солдат.
Вся Пушкинская – «душегубка»,
Как и в войну, здесь снова жутко:
Мы смог бензиновый вдыхаем, –
Про газ фашистский вспоминаем.

Историю, величье края
Вобрала улица родная.
Веков дыхание таит
И много ценностей хранит!
Искусство, музыка, культура,
Старинная архитектура,
Библиотеки, ВУЗы, храмы –
Здесь удивительная гамма!
А дополнял весь колорит
Трамвай! Сто лет он здесь звенит!
Со всех концов сюда спешит!

…Вандалы в город наш пришли,
Свои порядки навели.
Трамвай машинам помешал –
И властный клан его убрал.

Где славное ХТТУ?
Ведь не во сне, а наяву
Трамваи всюду нас встречали,
И днём, и ночью быстро мчали.
И воздух чистым оставляли!
В трамвай спокойно мы садились,
По центру с ветерком катились.
В трамваи сотнями вмещались,
И все трамваем восхищались.
Гортранспорт всюду уважали,
Ему дорогу уступали.
Куда кому – мы добирались,
И все довольны оставались.

Европа так теперь живёт,
А Харьков – всё наоборот!

Теперь по Пушкинской идёшь –
И улицу не узнаёшь:
Сто тысяч в день толпой бегут,
Спешат, кряхтят, потеют – прут!
Друг друга бёдрами толкают,
Свой путь локтями пробивают,
А сколько времени теряют!

Асфальтом улицу залили
И всю машинам подчинили,
На пешеходные дорожки
Осталось места тут немножко.

По тротуару не пройти,
Дома повсюду на пути,
Чуть-чуть от зданий отойдёшь, –
Вмиг под машину попадёшь!

Здесь крыши старые текут,
На головы нам пакость льют.
А если с крыши что слетит, –
На месте сразу пригвоздит!
Автобус едет, но стоит,
Весь центр «пробками» забит,
Народ по Пушкинской идёт –
Керныса, Добкена клянёт!

Уж нет на Пушкинской трамвая,
Идём, здоровье здесь теряя.
Сто тысяч нас вдыхают яд,
Сто тысяч жизни сократят.
Опасно здесь для малышей,
Ведь нижний метр – всего страшней!
А чтоб детьми не рисковать,
На руки их придётся брать
И в центре с ними не гулять.

Кто авантюру ту творил,
С умом, наверно, не дружил,
В Европе вовсе не бывал
Да про учёных не слыхал.
Знать не хотел, что нормы есть,
Что он обязан их учесть…

Мы любим – от земли до крыш –
Наш центр, наш маленький Париж!
Теперь неузнаваем он –
В шоссе сплошное превращён.
Аварии то там, то тут.-
Билетов нам не выдают.
Билет – страховки документ,
А нет – плохой эксперимент.

Коль в катастрофу попадёшь –
Ты с ним за помощью пойдёшь.
А нет – права ты не докажешь
И за свой счёт в больницу ляжешь.

«Убийцы» городом гоняют,
Газуют, воздух отравляют
И нашей жизни угрожают,
Да пассажиров обирают.
А власти руки потирают,
Себе карманы набивают.

2. Власть «марсиан»

Ещё узнали мы секрет,
На все вопросы тут ответ:
Столицей Первой управляют…
Нет, не славяне! – «Марсиане!»

Задача их: все доконать,
Убить, угробить, распродать,
Мильярды долларов собрать
И с загранпаспортом удрать, –
Страну другую возрождать.
Как Дуккер. Вырыл пропасть здесь
И скрылся. Где теперь он есть?
Вопрос поставим СБУ:
«Это не сон? Всё наяву?»

До городской казны добрались, –
Ни разу нам не отчитались.
В «проекты» вносят, что хотят,
На ветер денежки летят.

Тарас Шевченко возмущён:
Зачем шедеврам нужен клон?
Коль деньги некуда девать,
Электротранспорту их дать!

Советы мэр не признаёт,
Войну с правительством ведёт.
Да и в тылу врагов не счесть –
Все норовят в трамваи влезть!
Приказ он дал: «Трамваям стать
И нищих «льготчиков» ругать!»
Но город хитрость понимает,
И Ветеранов не ругает!

Сценарий власти написали,
Все ловко организовали:
Как только вдруг трамваи стали, –
«Свои» автобусы прислали,
И за отсутствия трамвая
Свободно цены нагнетая,
Сколько хотели, столько взяли,
И весь доход себе забрали.

В казну налогов не сдавали –
Билетов ведь не продавали!
Людей не только обобрали,
Ещё и панику создали:
«Стоит Гортранспорт!» «SOS!» «Пожар!»
Кому ж нанесен был удар?

Не Тимошенко – харьковчанам,
Их бизнесу, здоровью, планам:
Заводы, школы пострадали,
Сотрудников повсюду ждали.
Убытков городу не счесть –
Диверсия таится здесь!
Что дальше в ход:
Метро?
Горсовет?...
Здесь страшно жить –
Просвета нет!

В гортранспорте семейный клан -
Три Водавозовых-Полант,
За око око, зуб за зуб –
Не мы, они в игре ведут.

Не строить – разрушать пришли,
До ручки дело довели.
К «живым деньгам» их подсадили,
Чтоб что хотели – то творили.

Их шеф, окончив общепит,
Всем транспортом руководит:
Состав подвижный растрощили,
Депо в базары превратили,
Всё растащили, разгромили.


Убрать трамвай – был подлый план.
Мы помним Пушкинский обман.
Как горожане возмущались,
С вредительством не соглашались:
«Ведь стратегический объект,
Ему замены равной нет!»
Как в горсовете нагло врали,
На наши подписи плевали
И обращения не брали.
В ХОГА и вовсе прозевали,
Хотя сигналы получали…

Когда бесчинства проходили,
В Гордепартаменте решили -
И все разбои оплатили:
200.000.000 отвалили!!!
Нет, - чтоб вагоны обновить,
Кое-где пути восстановить.
Часть метрострою отделить,
Чтоб нашу стройку оживить.
Стоянки для машин построить,
Подходы к зданьям обустроить.
Не ездить в Киев вымогать,
Зарплату вовремя раздать.

Когда пути уничтожали,
Постфактум исполком собрали,
Экспертов близко не пустили,
Проектов, смет не предъявили.
Вопрос почти не обсуждали,
Договорились – подписали.

И стыд, и совесть потеряли:
От нас без нас голосовали.
Всё «утвердил» горисполком,
Нарушив грубо наш закон:
Ведь по закону обсуждать
Должна громада. Ей решать!

А чтобы что-то прояснить
И людям как-то объяснить,
Чтоб попытаться оправдать
Свои деянья, – стали лгать
И небылицы сочинять:
Хоть все про всё отлично знали,
Дорогу «старою» признали
Что от метро до Веснина.
А новою была она!
Ее недавно положили,
Лет восемь – семь, как проложили,
Тогда миллионы здесь вложили,
Мы б с нею много лет прожили,
Но – «уничтожить» - порешили:
Рельсы трамвая там лежали
И их автобусам мешали!

Её разрушить было сложно,
Она была крепка, надежна.
Чрез ад рабочие прошли:
Там и копали, и дробили,
Рубили, драли, колотили,
Пилили, резали, пылили,
В жару там сто потов пролили.
Туда и технику согнали,
Рабочих мобилизовали,
Но не сдавалась сатана,
Добротною была она.

Когда дорогу корчевали
И «с мясом» рельсы отрывали, -
Уничтожали, твёрдо зная:
Бьют в сердце нашего трамвая!
Доходы вдвое упадут, –
Ведь все дороги в центр ведут!

Без жалости уничтожали,
Деньги милльонами швыряли!
Фашисты так не поступали, –
«Свои» фашистов обскакали!

Свой бизнес-план осуществляя,
Вместо троллейбуса, трамвая,
Хотят автобусы пускать
И их «Гортранспортом» назвать.
Нас будут газом отравлять,
Природу, жизнь уничтожать
Да втрое больше денег брать.

С Европой вместе повторяем:
«Своим Гортранспортом считаем
Только троллейбусы с трамваем!»


3. Голодомор в Гортрансе - рай для «марсиан».

Гортранс полгода голодает
Свои гроши не получает!

Картина мерзкая всплывает,
Как их директор управляет:
Людей сначала приглашает,
И на работу оформляет,
Зарплату всем он обещает
И договоры заключает.

Потом условия меняет,
Зарплату им не начисляет,
И, издеваясь, заявляет,
Что денег нет! – Так утверждает,
Но никуда не сообщает,
Мер никаких не принимает,
Вопрос нигде не поднимает,
А сам на лаврах почивает.

Права, законы нарушает,
Людей бесстыдно унижает,
Измором в рабство загоняет,
На забастовки отправляет,
За всё зарплату обещает,
Но, как обычно, снова врёт
И людям денег не даёт.

«Стоять!» - команду посылает, -
Гортранспорт сразу замирает.
- Он город парализовал,
А это – чистый криминал!

Себя Полант не ущемляет,
По заграницам разъезжает,
Машины, - всё, что пожелает, -
Из средств Гортранса покупает, –
Его никто не проверяет.

Ещё такое мы узнали,
(По телевизору сказали!)
Билеты те, что продавали,
Трамваям «слева» выдавали.
Трамваи ничего не знали,
С билетов выручку сдавали,
Но деньги в банк не поступали!
«Поланты» всё, конечно, знали,
Зарплату с них не начисляли,
Деньги в карманы отправляли.

Мы не за это воевали,
Чтобы «поланты» управляли,
А наши внуки голодали
!

Те, кто на Пушкинской вредили,
Большие деньги получили,
Всем, кто бесчинства там творил,
Полант прекрасно заплатил.
А кто милльоны добывал, –
Зарплаты вовсе не видал: -
Дети голодные сидят
Да в холодильники глядят,
Записочки там оставляют,
Дать им покушать умоляют!

Вот детворе читали в школе
О страшном том Голодоморе:
Жестокой власть была в тот год,
Морила голодом народ.

А что сегодня Добкен скажет?
Как объяснит и что покажет?
Нарочно денег не платили?
И обстановку накалили,
Чтоб забастовку объявлять?
Чтобы кого-то обвинять?
Против правительства поднять?

Они правительство винили,
А виноваты сами были:
Не только «льготчики» катались,
Куда же деньги подевались, –
Сбор больше миллиона в день?
Кто тень наводит на плетень?

А мэр цинизмом поражает:
То обстановку обостряет
И забастовку возглавляет,
То вдруг работать призывает,
Но про зарплату забывает…
(Хоть долг Электротрансу – это
Лишь ползарплаты горсовета!)

Чтобы Гортранс уговорить
За руль голодных посадить,
Наш мэр стал людям предлагать
В трамваях деньги собирать, –
Вместо зарплаты забирать! -

Полант, как истинный талант,
Себя в поездки посылал,
Во многих странах побывал.
В «командировках» изучал:
Трамвай. Как его быстро уничтожить, –
Свои богатства приумножить?

Признать: «Электротранс – банкрот» -
Для них мечта, козырный ход!

Чтоб предприятие убить,
Полант готов юлить, хитрить.
Он откровенно заявляет,
Что увольненья одобряет:
Кто с заявлением идёт, –
Тем деньги сразу выдаёт,
Не говоря, где их берёт.
Уж тысяч рук не досчитать,
А он всех рад поувольнять.
Тогда поделят средь «своих»
Всё, что останется у них.

По телевизору сказал,
Что деньги в банки отдавал,
Все банки нам он не назвал,
Свой банк «Актив» не показал!

В прокуратуру он ходил
И с прокурором говорил.
«Свои» ребята там сидят,
Всё знают – в рот ему глядят.
Ему – Поланту, каждый рад,
Читают мысли, ловят взгляд!
Поланта знают, уважают,
Его проблемы понимают,
Против трамвая выступают:
Машины их не позволяют,
Чтоб рельсы на пути лежали,
Их «джипам», «лексусам» мешали!

Совсем недавно мэр сказал,
Что он комиссию создал,
Чтобы Поланта проверять.
Не Добкен, – мы должны всё знать,
Свою комиссию создать.

Коль Юля деньги отправляет, –
Пусть контролёра прикрепляет!
В Гортранс не деньги отчислять,
А проверяющих послать.
Не дай Бог, так дела пойдут, –
В метро милльоны не дойдут!


Все, что Полант летал-кутил,
С бюджета город оплатил, –
В 9000000 оценил!
Поланта Добкен пожурил
И повышеньем поощрил.
В своем уме ли Добкен был?

Сигнал последний к нам пришел,
Что мэр Поланта перевёл…
Электротранспорт голодает,
Наш город вместе с ним страдает
И за людей переживает!

Полант - зарплату получает!
Он в департаменте сидит
И «сверху» всем руководит.
Взгляд на метро свой устремляет.
А план, что вместе замышляют,
Приводит в шок и ужасает:
Депо ремонта – упраздняют,
Специалистов увольняют,
Все средства с молотка пойдут,
Всю землю там распродадут
И фирму частную наймут.
А тех, кто тайны раскрывает,
В метро с работы убирают!

Коль дальше дело так пойдет –
Под риск весь город попадет!


4. Пляски на гробах!

С Москвы недавно приезжали,
Про город Харьков фильм снимали,
Ландау нашим восхищались,
Узнать историю старались.

Для кадров фильма, что снимали,
Кладбище города искали,
Когда же кладбище нашли,
То в тихий ужас все пришли.

Вот храм и кладбище отцов,
Бойцов и города творцов.
Фашисты бомбы сплошь бросали,
Но бомбы мимо пролетали,
В старинный храм не попадали
И кладбище не разрушали.

Не так давно здесь хоронили,
И мы свидетелями были:
Покойных в храме отпевали
И тут земле их предавали.
Те имена венчает слава
Не только города – Державы!

Посмела власть приказ издать:
Надгробья, памятники снять,
Везде могилы разровнять,
Всё «Молодежным парком» звать.

Там наши близкие, родные,
Все – харьковчане дорогие.
На их гробах – пивнушки, пляски
Да рестораны. Жуть – не сказки!

Тут Кропивницкий, Хвылевой,
Бекетов, Миллер, Яловой,
Алчевский, Курбас, Кадмина –
Актрисою была она.
И Васильковский, и Зашихин,
И много-много здесь великих…
Их вся планета помнит, знает,
Заслуги, подвиг почитает.

К нам в город гости приезжают.
Экскурсоводы их встречают,
От боли и стыда сгорают,
А что показывать – не знают.

Там землю роют всю подряд,
Вверх кости, черепа летят.
К могилам земляки идут,
Цветы кладут, честь, память чтут
И весь сей ужас не поймут!

Наш мэр про всё, про это знает –
От граждан письма получает,
Но никому не отвечает.
Неужто, снова замышляет
Очередной торговый центр
Иль банки под большой процент?


Ушедших надо защищать!
«Священной» землю ту признать,
«Парк» срочно переименовать
И «Сквером памяти» назвать.
Пивнушки, стройки – всё убрать,
Аллею Славы воссоздать,
И здесь строжайше запретить
Кутить, курить, плясать и пить!

Детей и юношей учить
Свой город искренне любить,
Его историю хранить,
Себя и дедов уважать,
В обиду род свой не давать,
Да славой предков дорожить,
Достойными их славы быть!

Эпилог: Бандиты есть, а власти нет!

Вопрос: «Где власть?»
Один ответ:
«Бандиты есть,
А власти нет!»


Какая сила нас скосила?
Мы что, с ума все посходили?
Кого мы к власти допустили?
В войну фашистов побеждали,
А нынче сами в плен попали
И очень-очень пострадали.


Гостей на «Евро» будем звать,
Чтоб ужасы им показать?
В кафе «Могилка» приглашать,
Чтоб насмерть всех перепугать?


Наш город мы должны спасать,
И от вандалов очищать,
Европы опыт перенять:
Маршрутки в пригород убрать,
Трамвай, троллейбус обновить
Да «лёгкое метро» пустить.


Людей с умом у власти ставить,
Отчёт, контроль везде наладить,
Да прокурора поменять, –
Не должен он спокойно спать
И ничего не замечать.

Пред нами должен мэр стоять,
Не монологи нам читать,
А на вопросы отвечать,
Что происходит – объяснять!
Не забывать: законы есть!
В другое «кресло» можно сесть…

Нам мужества не занимать,
Готовьтесь, будем «воевать», -
Другого мэра подбирать!!!


Не поэты – но «льготчики» ул. Пушкинской
Добавил: Булыжник
Похожие публикации:
Оставлено комментариев: 0
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.


© 2010-2018 Народная Правда. Все права защищены.
При любом использовании материалов сайта гиперссылка на narodnapravda.org обязательна.