Вы находитесь: » » Телефонный развод из 70-х
14-09-2016, 14:04, просмотров: 617, Раздел: Литературная страница    
Телефонный развод из 70-хТелефонный развод из 70-хМногим известны телефонные разводы с использованием мобильных телефонов. Оказывается и раньше, когда мобильная связь еще не была изобретена, телефонные жулики существовали. А как это было на самом деле, написал в своей книге-воспоминании ветеран харьковского уголовного розыска Вячеслав Картавых.
Третья книга серии "Опера. Воры. Начальники" с названием "Закон -дышло" была презентована на прошлой неделе местном союзе писателей...

Назовем этот отрывок из книга как "телефонный развод харьковских богатых евреев"

"...Яков Аронович был очень доволен: и квартал, и год он закончил очень хорошо, с большим перевы- полнением плана по продаже пива. На подведении итогов работы за год в городском управлении торговли его наградили красным переходящим вымпе- лом, поставили в пример другим, даже сам началь- ник управления торговли очень лестно высказался о его работе, сказав, что на таких людях, как он, держится вся советская торговля.
Но Яков Аронович не расслаблялся и нюха не терял: когда хвалят — оно, конечно, приятно, но глав- ное, чтобы не перекинули такого хваленого в какую-нибудь глухомань — поднимать план захудалой пивнухи, где ничего не заработаешь, — а примеры были! Поэтому пивных дел мастер в честь Ново- го года щедро поздравил всех начальников: БХСС, милиции, прокуратуры, инструкторов райкома партии, ну и, конечно, активно поучаствовал в сборе «котлеты» со всего «Продторга» в сумме пятидесяти тысяч рублей для передачи «туда, наверх». Такова была уже устоявшаяся «добрая традиция»: зажираться и жадничать, как известно, нехорошо, а место аппетитное, и на него в любой момент вместо какого- то Ароновича могли поставить другого директора. Удовлетворив всех, Яков Аронович решил позволить расслабиться и себе, любимому. В конце концов, сколько можно пахать на это долбаное государство, на эту свору дармоедов и взяточников! Пора и о себе подумать. Раньше он хорошо снимал стресс с Наташкой, но та уже отрезанный ломоть, теперь трудится старшим администратором в ресторане у Ройтмана. Да и надоела уже пуще пареной репы. А вот новая барменша Галя, которую присла- ли из «Продторга» вместо Наташки, — хороша, ой хороша: еще не затасканная и, главное, очень нуждается в Якове Ароновиче, вернее не в нем самом, а в его деньгах. Переспав с Галей пару раз, он снял ей квартиру, а сегодня она как раз сдает смену, так что самое время — к ней! Надо как следует отвести душу и потешить тело, а то от производственных и семейных перегрузок и надорваться можно.

С утра Яков Аронович принял свежее пиво, дал необходимые указания сотрудникам бара, позвонил на всякий случай в «Продторг», подождал, пока Галочка сдаст напарнице смену, шепнул ей на ушко, где и во сколько он будет ждать ее в машине, сел в свою новенькую «шестерку» и отъехал за угол дома. Через пять минут подошла Галочка, и они по- ехали к ней. День начинался хорошо. После отъезда Якова Ароновича в баре перестал работать теле-фон — где-то был обрыв на линии, — а так работа кипела полным ходом: пиво лилось рекой, рубли, трояки и пятерки быстро заполняли поставленный под барной стойкой картонный ящик из-под мандаринов.

Жена Якова Ароновича, непревзойденная Марочка, как обычно, проводив мужа на работу, выпила чашечку бразильского кофе, покормила больную мать и занялась собой. В свои сорок пять она еще нравилась не только Якову Ароновичу, но и многим его друзьям и знакомым. Чтобы отвести душу и снять стресс, Марочка по нескольку раз в год ездила одна в Сочи, и снова собиралась туда.
Раздался телефонный звонок. В это время обычно звонила ее подруга Аля с последними сплетнями. Предвкушая удовольствие поболтать о том о сем, Марочка взяла трубку, но услышала взволнованный мужской голос:
— Мария Эдуардовна, это я, Коля, рабочий из пивного бара. Вы знаете, у нас только что были из БХСС и арестовали Якова Ароновича, надели на него наручники и увезли в Управление. Он мне успел шепнуть, чтоб я позвонил вам и передал его просьбу — срочно собрать все ценности, деньги и куда-нибудь вынести. А то могут приехать с обыском. — В трубке раздались короткие гудки.

Это сообщение прозвучало как удар обухом по голове. Марочка еще минуту не отрывала телефонную трубку от уха, как будто ждала, что на другом конце провода скажут, что это шутка, но телефон продолжал издавать короткие гудки. Наконец до нее начало доходить содержание сообщения и его возможные последствия. Лихорадочно думая, что делать, она трясущимися руками набрала номер телефона бара, но телефон, издавая длинные гудки вызова, не отвечал. Она набрала еще пару раз — ответа нет.

Обычно телефон в баре всегда отвечал. Да, что- то не то, надо что-то делать! Марочка заметалась по квартире. Она даже представить себе не могла, что будет, если придут из БХСС с обыском. Они с Яковом уже давно собирались уезжать на ПМЖ в Израиль, их держала только больная мать. Квартира была набита долларами, золотом, бриллиантами, антиквариатом. «Надо хотя бы доллары и бриллианты спасти!» Марочка схватила хозяйственную сумку, метнулась к тайнику, отодвинула картину, открыла сейф и быстро выгребла все ценности, а сверху все это прикрыла грязным бельем.

Быстро одевшись, она приоткрыла дверь и осто- рожно выглянула в подъезд — там как будто все было спокойно. Она уже твердо решила отнести сумку к своей подруге Але: у той муж работает в «органах», так что туда точно никто не сунется. Надо только ей позвонить. Схватив трубку телефона, она лихорадочно набрала номер подруги, но телефон не работал, и это уже окончательно убедило ее в том, что все происходящее — проделки БХСС. Надо быстро выносить из квартиры деньги и ценности, скоро могут прийти — они такие!

Взяв сумку и захлопнув за собой тяжелую бронированную дверь квартиры, она начала спускаться по лестнице. Навстречу поднимались трое мужчин. Один из них — с папкой в руках, в шляпе и плаще. О Боже! Из-под плаща виднелись милицейские брюки. Марочка остолбенела, утратив дар речи.
— Здравствуйте, Мария Эдуардовна! — приветливо поздоровался мужчина. — А мы к вам. Капитан милиции Цеменко, городской БХСС. А это понятые, — указал милиционер на мужчин, потом достал из кармана красную книжечку, на которой было написано:
«Удостоверение», махнул ею перед лицом Марочки и продолжил: — Так вот, Мария Эдуардовна, мы к вам с неприятной миссией. Ваш муж, Яков Аронович, задержан нами за серьезное должностное преступление — придется провести у вас в квартире обыск. У Марочки потемнело в глазах, ей стало дурно,
и она присела на ступеньку лестницы, прикрывая полой плаща свою сумку. Это не укрылось от взгляда капитана, и он, обращаясь к мужчинам, попросил их: — Товарищи понятые, помогите, пожалуйста, Марии Эдуардовне встать и донести ее сумку до квартиры, да заодно посмотрите, нет ли там чего лишнего. Один мужчина протянул Марии Эдуардовне руку и помог ей встать, а второй взял из ее руки сумку и раскрыл ее. Откинув в сторону белье, он
воскликнул:
— Товарищ капитан, да тут куча золота и денег, да еще какие-то пачки зеленых бумажек!
Капитан тоже заглянул в сумку и покачал головой:
— Ай-ай-ай, Мария Эдуардовна, как же вы так? Ну ладно, муж обворовывал народ и государство, но вы-то, интеллигентная красивая женщина, оказывается, тоже стали на скользкий путь — сокрытие преступной деятельности своего мужа, да еще и народное достояние пытаетесь скрыть от конфискации судом. Это уже статья — лет на семь-десять потянет. Марочка закрыла глаза от ужаса. За какое-то мгновение перед внутренним зрением пронеслось все: суд, тюрьма, зона, роба вместо дорогих нарядов... Ей опять стало плохо.
— Заберите все, — пролепетала она, — только меня отпустите, я тут ни при чем…
— Да как же вы можете, Мария Эдуардовна! — по- правил очки капитан. — Это же еще одна статья: дача взятки должностному лицу. Но я понимаю, вы взволнованны… Давайте-ка лучше поднимемся к вам в квартиру и там оформим протокол, со всеми про- цессуальными формальностями. Добровольная выдача похищенного вашим мужем имущества зачтется вам как сознательному советскому гражданину, строящему социалистическое общество. И, возможно даже, на предстоящем суде вы будете не подсудимой, а свидетелем. Открывайте дверь, будем оформлять протокол, — уже на правах хозяина положения скомандовал капитан.
Трясущимися руками Марочка открыла дверь.

Зайдя в квартиру, капитан задал вопрос:
— Так, Мария Эдуардовна, вас устраивают наши понятые? Это члены партии, дружинники, рабочие заводов, передовики производства, проверенные на фронтах борьбы с преступностью люди. Или вам угодно пригласить в качестве понятых еще и соседей? У Марочки были очень плохие отношения не только с соседями, но и со всем домом. Испугавшись,
она схватила капитана за руку:
— Ну что вы, зачем соседи, я вам и вашим людям верю, — тихо простонала она и опустилась на стул.
— Ну, вот и хорошо, — заключил капитан. — Сей- час мы быстренько составим протокольчик, без шума и пыли. Действительно, зачем вам беспокоить соседей, что они могут подумать о вашей семье?
С этими словами капитан сел за стол, достал из папки бланк протокола обыска, заполнил его и попросил одного из понятых пересчитать деньги и золотые изделия. Марочка сидела ни жива, ни мертва, думая только об одном — чтобы они не начали делать обыск в квартире, ведь то, что она успела впопыхах сложить в сумку, было лишь частью всего добра, «нажитого непосильным трудом». Этим добром квартира была буквально нафарширована — не дай Бог, чтобы они нашли тайник Якова Ароновича, который был спрятан под постелью больной матери. Спасибо этому интеллигентному молодому человеку, если он согласится изъять только то, что было в сумке.


Тем временем понятые с бэхаэсэсником насчитали тридцать тысяч долларов, пятьдесят тысяч рублей и восемьдесят три золотых изделия с бриллиантами. Все это было аккуратно вписано в протокол, который после подписания понятыми попросили подписать и хозяйку. Закончив процедуру, капитан достал из папки бланк повестки, заполнил ее на имя Марочки и сказал:
— Вы, Мария Эдуардовна, соберите для Якова Ароновича теплые вещи, продукты питания, возьмите свой и его паспорта и к семнадцати часам сегодня приходите в УВД, адрес в повестке имеется. Прошу не опаздывать. Вам все понятно?
— Да, да, понятно, — еле слышно прошептала Марочка.
Капитан и понятые вежливо попрощались и ушли.
Минут пять Марочка сидела, как ошарашенная, не зная, что ей дальше делать. Встав, опять подошла к телефону — он по-прежнему не работал. С чего начинать, она просто не могла сообразить. В себя ее привел голос матери: «Марочка, дай утку!» Она машинально отнесла ей утку, мать оправилась, она так же машинально отнесла утку в туалет, вылила содержимое в унитаз, помыла ее. Матери она решила пока что ничего не говорить: эта весть для нее может оказаться последней, спешить не надо, надо подождать.

Немного успокоившись, Марочка привела себя в порядок и начала выполнять указания капитана — собирать вещи и продукты для своего Яши. Он, конечно, был заразой еще той, за всю жизнь много крови попил, сколько раз изменял — не сосчитать! Правда, в этой части семейной жизни она в долгу не осталась, а возможно, и превзошла своего муженька: ох, если б он только знал хотя бы о части ее похождений! И все-таки семью они сохранили, вырастили и обеспечили своих детей... Жалко все-таки его.
Эти мысли и воспоминания еще больше успокои- ли ее, она собрала сумку с вещами и продуктами, до назначенного времени оставалось еще больше часа. Неожиданно в дверь кто-то позвонил — неужели опять БХСС?! Но так звонил только Яша. Или ей показалось? Да-да, он приходит домой как раз в это время. Она бросилась к двери, открыла засов. На пороге стоял довольный и веселый Яков Аронович.
— Яшенька, любимый, слава Богу, тебя отпустили! — бросилась супруга ему на шею.
Яков Аронович удивленно посмотрел на Марочку: давно у них не было таких страстных объятий. Он терялся в догадках.
— Ну, хватит меня тискать, — наконец не выдержал он, — жрать давай. Так устал, насос целый день на баре не работал, намахался вручную поддерживать давление в бочке…
Не успел он договорить, как Марочка, учуяв запах чужих духов, исходивших от Яши, резко оттолкнула его:
— Козел! У нас были из БХСС, сделали обыск, забрали все, что можно, сказали, что тебя арестовали. А ты, похоже, опять был у этой молодой суки!

И тут Яков Аронович вместо какого-то ответа просто опустился на пол. Он все понял.
Добавил: Булыжник
Похожие публикации:
Оставлено комментариев: 0
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.


© 2010-2018 Народная Правда. Все права защищены.
При любом использовании материалов сайта гиперссылка на narodnapravda.org обязательна.